Образование вторичного характера

Образование вторичного характера

План:

1. Системный подход к анализу отклонений в развитии

2. Принцип динамической хроногенной организации высших психических функций.

3. Структура отклоняющегося развития.

4. Параметры дизонтогенеза.

5. Специфика отклоняющегося развития при тотальном и частичном дефекте.

6. Развитие в норме и при дизонтогенезе.

7. Классификация отклонений в развитии.

Системный подход к анализу отклонений в развитии

Для каждого развивающегося индивидуума существуют ограничения, связанные как с наследственными (врожденными, рано приобретенными) факторами, так и с влиянием среды.

Л.С. Выготский следующим образом раскрывает путь формирования личности ребенка. Два плана развития — естественный и культурный — представляют собой единый сплав: врастание ребенка в цивилизацию сливается с процессами его органического созревания. Оба ряда изменений взаимопроникают друг в друга и образуют единый ряд социально-биологического развития личности ребенка. Но хотя две линии развития и сливаются, они не смешиваются, и особая роль в формировании высших психических функций и личности принадлежит культурному развитию.

Это общая закономерность в филогенезе и онтогенезе, она сохраняет свою силу как в условиях здоровья, так и в условиях болезни, в том числе «болезни развития», дизонтогенеза. Однако в последнем случае взаимоотношения биологического и социального в человеке существенно меняются.

Одно из общих направлений этого изменения, согласно В.В. Ковалеву, — временный или относительно устойчивый сдвиг отношений между социально-психическим и природно-психическим в человеке: природно-психическое как бы «обнажается» и усиливается. Примером этого могут быть расторможение и патологическое усиление влечений, инстинктивных потребностей, низших эмоций при некоторых типах формирующихся психопатий, и особенно при психопатоподобных состояниях. Так, при шизофрении или органических заболеваниях головного мозга могут возникать также явления регресса психики в виде различных феноменов и форм поведения, свойственных значительно более ранним этапам онтогенеза. Это двигательные стереотипии, моторные автоматизмы, временная или стойкая утрата двигательных навыков и навыков опрятности, возобновления «лепетной речи» и др. Такой сдвиг значительно легче и быстрее происходит в более раннем возрасте, потому что социально-психические образования еще недостаточно зрелы и относительно неустойчивы.

При различных типах общего психического дизонтогенеза наблюдается другой вид изменения соотношения между социальным и биологическим.

При ретардации (олигофрения и задержка психического развития) запаздывает переход от простых, преимущественно природно-психических свойств, к более сложным — социально-психическим. Но несмотря на это общая закономерность единства биологического и социального при ведущей роли последнего сохраняется. Степень развития социально-психических свойств и функций умственно отсталого ребенка находится в прямой зависимости от степени недоразвития нейрофизиологических механизмов мозга, но в то же время степень социализации такого ребенка оказывает значительное влияние на выявление и использование потенциальных возможностей мозга и развитие компенсаторных механизмов.

Сравнение хорошо обученных дошкольников с отклонениями в развитии с их сверстниками с аналогичными отклонениями, но не включенными с раннего возраста в специальное коррекционное обучение, показывает, что у необученных детей депривация психического развития приобретает форму не просто задержки тех или иных функций, но грубого нарушения личностного развития, выражающегося прежде всего в неадекватности поведения. К таким детям в полной мере относится понятие «ребенок-примитив», введенное в психологию Л.С. Выготским.

При асинхрониях развития (психопатии в периоде их становления, ранний детский аутизм) происходит неравномерное развитие компонентов и свойств психики ребенка, нередко с преобладанием недостаточности или болезненного обнажения и усиления природно-психических компонентов, например темперамента, влечений, элементарных потребностей. В то же время социально-психические компоненты психики (запас знаний, отвлеченное мышление, направленность личности и др.) могут развиваться с той или иной степенью опережения, акселерации.

При диспропорциональном развитии общими закономерностями взаимоотношения социального и биологического являются:

—большая зависимость изменений социально-психических компонентов от нарушений природно-психических свойств;

—выраженная реакция личности на нарушения природно-психических свойств, возникающая в процессе отношений такого ребенка с социальным окружением.

С известной долей условности можно отнести аккуратность, педантизм, скупость, гиперсоциальность у детей с формирующейся эпилептоидной психопатией к компенсаторным образованиям, а недоверчивость, склонность к наговорам, завистливость, готовность к ипохондрической фиксации — к псевдокомпенсаторным.

Принцип динамической хроногенной организации высших психических функций.

Риск возникновения нервно-психических отклонений в развитии ребенка определяется двумя группами факторов: исходным состоянием здоровья и патогенными или условно патогенными воздействиями.

Г.Е. Сухарева отмечает две особенности детского организма, определяющие возрастные различия восприимчивости патогенного воздействия: незаконченность онтогенетического развития различных органов и систем, прежде всего нервной системы, и большую интенсивность роста организма в целом.

С одной стороны, возрастные особенности, взятые в отрыве от окружающей среды (главным образом социума и условий воспитания), не могут рассматриваться как причина отклонений в развитии; с другой — неправомерно отрицание роли анатомо-физиологических особенностей ребенка на том или ином возрастном этапе как одного из факторов возникновения нарушения.

Степень сопротивляемости организма в отношении тех или других патогенных агентов различна у детей и взрослых, неодинакова она и у ребенка на разных возрастных этапах развития. Возрастные особенности меняют тип реакции ЦНС на внешние и внутренние раздражители, создают большую или меньшую восприимчивость к тем или другим патогенным факторам.

Изменение восприимчивости к ним особенно отчетливо проявляется в переходные периоды, когда происходит не только более интенсивное созревание отдельных функциональных систем, но и существенная перестройка различных функций организма (прежде всего функций нервной и эндокринной систем). Эти периоды носят название критических периодов возрастной ранимости кризов (Г.Е. Сухарева).

Первый криз: 2—4 года — психические заболевания (шизофрения, эпилепсия) чаще отличаются злокачественным течением с быстрым распадом психики.

Второй криз: 7—8 лет — часто происходит декомпенсация резидуально-органической патологии, появляется повышенная склонность к различным психогенным реакциям.

Третий криз: 12—15 лет — при дисгармоничном половом и общем физическом развитии значительно повышается риск проявления эндогенных заболеваний, что сопровождается заострением патологических черт характера, декомпенсацией резидуально-органической патологии и др.

Как отмечают специалисты, нарушения, возникающие в промежутках между кризами, отличаются, благодаря повышенной устойчивости мозга, более благоприятным течением и менее тяжелыми нарушениями.

Возрастной фактор оказывает влияние не только на возможность возникновения болезни или нарушения развития и формирования их симптоматики, но и на дальнейшее течение. Как показывает практика, пятилетний возраст является пределом, когда заболевание перестает быть грозным и процесс протекает не столь разрушительно. У детей до 5 лет наблюдается наиболее тяжелое течение различных расстройств.

У детей более старшего возраста опасность задержки развития в результате перенесенных заболеваний становится меньшей, так как параллельно с созреванием ЦНС тенденции к росту и развитию достаточно сильны. С началом пубертатного периода нередко обостряются вяло протекающие процессы, учащаются эпилептические припадки и т.п.

Итак, чем меньше ребенок, тем большее значение имеют биологические факторы, а с возрастом увеличивается роль социально-психологических; биологические факторы частично переходят в категорию внутренних условий.

Структура отклоняющегося развития

Понятие дефекта детально разработано в трудах Л.С. Выготского. Он отмечал, что ребенок, развитие которого осложнено дефектом, не просто менее развит, чем его нормальные сверстники, но развит иначе.

При качественном анализе нарушенного развития выделяют три группы феноменов:

1. первично нарушенные функции,

2. вторично задержанные функции

3. сохранные функции

Характер соотношений первичных и вторичных симптомов весьма сложен, что существенно затрудняет диагностику.

Понятие «структура дефекта» означает, что аномальное развитие не сводится к биологическим повреждениям различных систем организма (ЦНС, анализаторов и др.) Эти повреждения представляют собой первичные симптомы нарушений — первичный дефект.

Первичные, или ядерные, нарушения — это малообратимые изменения в параметрах работы той или иной психической функции, вызванные непосредственным воздействием патогенного фактора.

Вторичные отклонения возникают как следствия, обусловленные первичным дефектом — депривации из-за нарушения социальных контактов. Вторичные, или системные, нарушения — это обратимые изменения процесса развития психических функций, непосредственно связанных с первично нарушенной функцией. Вторичные отклонения носят, как правило, системный характер и меняют всю структуру психического развития. Различные первичные недостатки имеют сходные проявления: например, недостатки речевого развития наблюдаются при нарушениях слуха, умственной отсталости, детском церебральном параличе, других дефектах.

Соотношение между симптомами первичных и вторичных отклонений во многом зависит от индивидуальных особенностей человека, от его компенсаторных возможностей, а также от своевременности и адекватности коррекционной работы. Поэтому не всегда удается обнаруживать прямую зависимость между глубиной и выраженностью ядерного расстройства и характером проявлений вторичных отклонений.

Формирование системных нарушений имеет свои закономерности. Так, большое значение имеет не только наличие прямой связи функции с поврежденным звеном, но и степень прочности и близости этой связи: чем она теснее, тем более выраженными будут вторичные нарушения и наоборот. Функции, не имеющие непосредственной связи с первично поврежденной функцией, могут остаться относительно сохранными.

Выраженность вторичных нарушений убывает по мере того, как непосредственные связи сменяются опосредованными связями. С возрастом одно и то же первичное нарушение меняет состав вторичных отклонений, поскольку процесс развития — это изменение отношений между разными сторонами психики. Этим объясняются существенные различия в структуре вторичных нарушений при одном и том же ядерном расстройстве у людей разного возраста.

Распространение вторичных нарушений имеет направленность (векторность), которая определяет соотношение первичных и вторичных отклонений. В нормальном онтогенезе развитие идет не только «снизу вверх», от базальных, элементарных функций, но и «сверху вниз»: развитие высших функций «подтягивает», стимулирует развитие базальных, перестраивая их и внося в них новые задачи. При дефектах высших функций такой активизации с их стороны не происходит, т.е. возникает вторичное недоразвитие базальных функций.

Векторность «снизу вверх» характерна для ситуации первичного нарушения элементарной функции и вторичного недоразвития более сложных, надстраивающихся над ней функций. Векторность «сверху вниз» проявляется в первичном нарушении высших психических функций; например, при олигофрении структура нарушения характеризуется иерархичностью. Это проявляется в большем нарушении мышления по сравнению с функциями гнозиса, праксиса, памяти и др. Но недоразвитие мышления негативно влияет и на развитие названных функций.

При разных первичных нарушениях возможно сочетание как общих (модально-неспецифических), так и частных (модально-специфических) вторичных отклонении. Появление общих вторичных отклонений объясняется общностью межфункциональных связей: отдельные функции включаются в разные функциональные системы. Кроме того, характер вторичных отклонений определяется тем, какие функции находятся в сензитивном периоде и, соответственно, более уязвимы чем другие. Например, в дошкольном возрасте такими функциями являются речь и произвольная моторика; в случае патогенного воздействия они и нарушаются чаще всего — возникают задержка речевого развития и недоразвитие произвольной регуляции действий и поведения.

В ситуации одновременного существования двух первично поврежденных функций выраженность вторичных отклонений, особенно неспецифических, существенно возрастает.

Третичные нарушения — это отклонения в разных сторонах психики, не имеющих непосредственных связей с первично поврежденной функцией. Эти нарушения факультативны: они рассматриваются как индивидуально варьирующиеся признаки, необязательные для лиц с определенным типом дизонтогенеза. К третичным нарушениям относят недоразвитие социального поведения, задержки личностного развития и др.

Соотношение и взаимодействие первичных, вторичных и последующих отклонений представляют собой сложную структуру аномального развития. У глухого ребенка, к примеру, она выглядит следующим образом.

В результате повреждения слухового анализатора нарушается слуховое восприятие — первичный дефект. Если глухота возникла до овладения речью, как следствие, возникает немота — вторичный дефект. Неполноценность формирующейся речи приводит к недоразвитию словесно-логического мышления — третичный дефект, других высших психических функций и видов деятельности, прежде всего общения; в целом же — к отклонениям в формировании самосознания и личности.

Взаимодействие первичных и вторичных отклонений имеет сложный характер. Первичный дефект вызывает вторичные отклонения, но и они в определенных условиях воздействуют на первичный симптом. Например, взаимовлияние неполноценного слуха и возникшего на этой основе недоразвития речи осуществляется следующим образом. Слабослышащий ребенок не будет использовать остаточные функции сохранного слуха, если у него не развивают устную речь; только при условии интенсивных занятий по преодолению вторичного нарушения оптимально используются возможности остаточного слуха; в противном случае первичный дефект слуха усиливается.

Параметры дизонтогенеза

В.В. Лебединский предложил патопсихологические параметры, характеризующие психический дизонтогенез.

Первый параметр связан с функциональной локализациейнарушения и позволяет выделить частный и общий дефекты. Частный дефект обусловливается дефицитарностью отдельных психических функций — гнозиса, праксиса, речи. Общий дефект связан с нарушением регуляторных систем:

· подкорковых (снижается уровень бодрствования, психической активности, возникает патология влечений, эмоциональные расстройства) и

· корковых, обусловливающих дефекты интеллектуальной деятельности и сложных специфических человеческих эмоций.

Общие и частные нарушения выстраиваются в определенную иерархию. Дисфункция регуляторных систем (общий дефект) влияет в той или иной степени на все стороны психического развития, нарушения же частных функций могут компенсироваться сохранностью регуляторных и других частных систем.

Второй параметр дизонтогенеза связан со временем поражения. Чем раньше произошло поражение, тем вероятнее явление недоразвития. Чем позднее возникло нарушение нервной системы, тем более типичны явления повреждения психики с распадом структуры психической функции.

Временной фактор определяется не только хронологическим моментом повреждения, но и длительностью периода развития конкретной функции в онтогенезе. Чаще повреждаются функциональные системы с относительно коротким периодом развития, например функции с подкорковой локализацией, формирование которых в онтогенезе завершается относительно рано. Корковые функции имеют более длительный период развития и при раннем повреждении чаще либо стойко недоразвиваются, либо временно задерживаются в своем развитии.

В сензитивные периоды развивающийся организм особенно чувствителен к остаточным факторам. Это возрасты до 3 и 11—15 лет, когда особенно велика вероятность появления нарушений или повреждений психики.

Неустойчивость психических функций, характерная для сензитивного периода, может обусловить ее регресс — возврат на более ранний возрастной уровень (как временный, функциональный, так и стойкий, связанный с повреждением функции). При более грубом патогенном воздействии (шоковой психической травме, остром начале шизофренического процесса и др.) регрессу подвергаются и функции, уже достаточно прочно закрепленные.

Явления регресса следует отличать от явлений распада, при которых происходит не снижение функции на более ранний возрастной уровень, а ее грубая дезорганизация либо выпадение.

Все закономерности, связанные с возрастным параметром, определяют неравномерность отставания в развитии: при общем повреждении нервной системы прежде всего страдают функции, находящиеся в это время в сензитивном периоде, затем функции, связанные с поврежденной. Чем тяжелее поражение, тем более стойки явления регресса и более вероятны явления распада. Поэтому профиль психического развития аномального ребенка обычно состоит из сохранных, поврежденных и в разной степени задержанных в своем формировании психических функций.

Третий параметр дизонтогенеза характеризует взаимоотношения между первичным и вторичным дефектом. Первичный дефект может иметь характер недоразвития или повреждения, часто наблюдается их сочетание. В случаях, когда основа болезненного процесса неизвестна (например, при шизофрении), выделяется не первичный, а основной дефект. Он определяется местом, занимаемым тем или иным нарушением в общей структуре психической недостаточности при заболевании.

Механизмы возникновения вторичных нарушений различны. Специфическое вторичное недоразвитие возникает у функций, непосредственно связанных с поврежденной. Вторичное недоразвитие характерно и для функций, находящихся в сензитивном периоде в момент патогенного воздействия. В результате разные причины могут в определенной мере приводить к схожим последствиям.

Специфичность недоразвития уменьшается по мере удаления от основного дефекта. Чем сложнее психический процесс, чем больше опосредован он рядом межфункциональных взаимодействий, тем больше факторов может привести к схожему конечному результату вторичных нарушений. Например, явления задержки психического развития могут наблюдаться при патологии разных систем: нарушениях слуха, зрения, речи и т.д. Такие варианты вторичных нарушений характеризуются как неспецифические.

Важнейшим фактором возникновения вторичных нарушений развития является фактор социальной депривации. Необходимость более ранней коррекции вторичных нарушений обусловлена особенностями самого психического развития детского возраста. Пропущенные сроки воспитании автоматически не компенсируются в более старшем возрасте, а возникшее отставание требует уже более сложных и специальных усилий по его преодолению.

В процессе развития изменяется иерархия между биологическими и социально обусловленными нарушениями. На первых этапах основным препятствием к обучению и воспитанию служит первичный дефект, но затем вторично возникшие явления психического недоразвития, а также негативные личностные установки, вызванные неудачами в школе (третичные нарушения), нередко начинают занимать ведущее место в отношении к обучению. Распространяясь на более широкий круг психологических возрастных проблем, они препятствуют адекватной социальной адаптации.

Четвертый параметр дизотогенезанарушение межфункциональных взаимодействий в процессе аномального системогенеза.

Новые функции и их качества возникают в результате перестройки внутрисистемных отношений. К межфункциональным отношениям относят:

1. явления временной независимости функции,

2. ассоциативные связи;

3. иерархические связи.

Явления временной независимости функции характерны для ранних периодов развития; например, до двух лет линии развития мышления и речи идут раздельно, позднее, перекрещиваясь, они дают начало новой форме развития. Но это состояние относительно: независимая функция (речь—мышление) временно вступает в разносторонние связи с другими функциями, которые в дальнейшем будут играть для нее роль фона. Например, роль образных, аффективных компонентов на ранних этапах развития речи гораздо более значима, чем в речи взрослого человека.

Ассоциативныесвязи как ведущие наблюдаются на ранних этапах развития. При таком типе взаимодействия разрозненные чувственные впечатления объединяются в одно целое на основе временно-пространственной близости. Ассоциативные комплексы могут быть различной степени сложности, но сам тип такой организации указывает на малую дифференцированность психических процессов.

Психические функции, построенные по иерархическому типу, формируются в процессе усложняющейся деятельности и общения. Этот уровень обладает высокой пластичностью и устойчивостью, что достигается выделением ведущих (регуляторных) и фоновых (технических) уровней, а также относительной автономностью фоновых уровней, каждый из которых решает самостоятельную задачу. В условиях такой автономности нарушения в одном звене при сохранности других ведут к компенсаторной, пластичной перестройке психического процесса, а не к нарушению его целостности.

При нормальном системогенезе описанные типы связей отражают уровни функциональной организации психических процессов, а их перестройки и усложнение протекают по закону гетерохронии. В дизонтогенезе имеет место нарушение межфункциональных связей.

Временная независимость функции превращается в ее изоляцию: сама функция стереотипизируется, зацикливается в развитии. Например, при олигофрении с явлениями гидроцефалии могут быть хорошими механическая память и речь, но возможности их использования очень ограничены нарушением мышления: внешне богатая речь остается на уровне подражательной.

Ассоциативные связи в условиях органической недостаточности ЦНС характеризуются повышенной инертностью, в результате возникает их патологическая фиксация. Ярче всего это проявляется в познавательной сфере в виде инертных стереотипов.

Больше всего страдает развитие сложных межфункциональных связей — иерархических координации, что выражается в их недоразвитии, нестойкости, регрессе при малейших затруднениях. Например, дети с ЗПР, уже освоив простые счетные операции в речи, при любом затруднении возвращаются к счету на пальцах.

Одним из механизмов возникновения новых координаций является гетерохрония, в патологии же наблюдается ее нарушение — асинхрония. Выделяют явления ретардации (незавершенность отдельных периодов развития, отсутствие инволюции более ранних форм); патологической акселерации отдельных функций (например, чрезвычайно раннее, до года, и изолированное развитие речи при раннем детском аутизме); сочетание патологической акселерации и ретардации психических функций, смешение на одном возрастном этапе образований, наблюдаемых в норме в разные возрастные эпохи (например, сосуществование у ребенка с ранним детским аутизмом высокоразвитой речи и выраженного недоразвития сенсорной и мо торной сферы). Описанные механизмы изоляции, патологической фиксации, нарушения инволюции ряда психических функций, временные и стойкие регрессии имеют значение в формировании различных видов асинхронии развития

Согласно Л.С. Выготскому, чем дальше отстоит первичный дефект от вторичных нарушений, тем больше возможностей для коррекции и компенсации последних с помощью рациональной системы обучения и воспитания.

Специфика отклоняющегося развития при тотальном и частичном дефекте

Картина отклоняющегося развития при частичных нарушениях, в сравнении с тотальными расстройствами значительно сложнее, так как первичный дефект может быть представлен у детей в различной степени. Ярче всего это проявляется в дефектах анализаторов. Необходимость различения форм и степеней расстройств обусловила создание множества классификаций.

В медицине используется абсолютная оценка дефекта анализатора, но в норме возможности анализаторов далеко превосходят требования обычного обихода. Важна такая степень сохранности функции, которая близка к относительной норме. При нарушении слуха прежде всего страдает функция речи, поэтому критерием отграничения частичной недостаточности от нормы является возможность нарушения развития речи при имеющемся состоянии слуха.

При разграничении групп детей с различной степенью остаточной функции учитываются, во-первых, качественное своеобразие, возникающее в развитии ребенка при определенной степени частичной недостаточности; во-вторых, возможность развития непосредственно связанных с поврежденным анализатором функций. Так, к категории слабослышащих (в отличие от глухих) относятся дети, которым остаточный слух позволяет хотя бы в самой минимальной степени овладеть речью, самостоятельно накопить словарный запас. Для отграничения слепых от слабовидящих критерием является состояние зрительных представлений, характер ориентировки в пространстве.

Рассматривая отклоняющееся развитие ребенка с частичным дефектом анализатора, необходимо учитывать определенные закономерности.

Частично сохранные функции изменяются в зависимости от условий их использования. Так, слабослышащие дети в условиях подсказывающей ситуации воспринимают речь далеко за пределами объективно доступных их слуховому анализатору тонов и шумов. Например, ребенок, не отличающий С и Ш в бессмысленных слогах, различает слова, в которых эти звуки играют смыслоразличительную роль. Если эти слова произносятся в осмысленном контексте, в знакомом ребенку речевом материале, он их легко узнает.

При оценке ребенка с частичным дефектом необходим как количественный, так и качественный анализ. Так, на рушения зрения могут проявляться то в форме аномалии рефракции, когда возникает близорукость или дальнозоркость, то в форме ограничения поля зрения или изменений цветоощущений. Нарушения центрального зрения в одних случаях и периферического в других создает разные условия восприятия предметов. Ребенок с дефектом сетчатой и сосудистой оболочек (колобомой) может рассмотреть предмет только с помощью верхних отделов глаз, поэтому у него с самого раннего детства возникает искаженное зрительное восприятие, что может привести к задержке умственного развития.

Для слабослышащих детей характерна неравномерность нарушений слуха в отношении различных тонов. Воспринимая тоны высокой частоты, такие дети реагируют на громкий голос, иногда различают количество слогов в слове или даже гласные в нем. Но при этом они плохо или совсем не различают согласные звуки. У других детей слух на высокие звуки более сохранен, они точнее воспроизводят слова, говорят более разборчиво, накапливают запас слов.

Важно учитывать качественное своеобразие вторичных отклонений при частичном дефекте: эти отклонения не только качественно, но и количественно отличны от тех, что возникают при полном выпадении функции.

При частичном дефекте зависящая от него функция развивается в условиях частичной сохранности анализатора, что приводит к ее искаженному развитию. Речь слабослышащего ребенка не просто бедна, она искажена, так как ребенок неадекватно воспринимает речь окружающих. При тотальном поражении слуха у ребенка совсем нет самостоятельно усвоенных слов, при частичном — есть, но их мало и они искажены. У слабовидящих детей не только ограниченный запас представлений, но они часто искажены из-за не полноценного восприятия.

В отличие от тотального частичный дефект обычно не осознается в достаточной мере. Это явление называется анозогнозией, т.е. невозможностью осознания своих дефектов. Например, взрослые с частичным снижением слуха часто уверяют окружающих, что плохо слышат лишь временами. Однако это не так, просто в одних случаях ситуация подсказывает им недостаточность восприятия, в других — нет. Характерно, что слабослышащие ученики, научившиеся читать с губ, уверены, что они теперь слышат. Невозможность адекватной оценки собственной недостаточности дезориентирует ребенка, что нередко мешает восприятию учебного материала.

Степень вторичных отклонений и их характер при частичном дефекте различны не только и зависимости от выраженности первичного дефекта, но и гораздо большей мере в зависимости от условий, в которых протекает развитие ребенка.

Особенности вторичных нарушений у детей

Рассмотрим различия в проявлении вторичных нарушений у детей и взрослых на примере одного из первичных симптомов.

У детей, перенесших в раннем возрасте энцефалит, клиницисты отмечали глубокие изменения в эмоционально-волевой сфере и поведении: лживость, прилипчивость, импульсивность, повышенную сексуальность, немотивированные поступки и др. Поскольку поражение задевало высшие отделы ствола мозга, врачи приходили к заключению, что вторичные нарушения связаны непосредственно с важнейшими функциями эмоционально-волевой сферы.

Но при сравнении картины нарушений у взрослых и детей при одной и той же локализации поражения были обнаружены резкие различия в картине поведения. У взрослых взаимоотношения разных систем мозга уже сложились, ведущую роль играет кора лобных долей мозга, осуществляющая функции программирования и регуляции произвольного поведения, в результате чего психомоторные разряды тормозятся, не нарушая сложных форм поведения. У детей при раннем поражении, когда кора лобных долей мозга еще не созрела, примитивные влечения и психомоторные непосредственные разряды не регулируются, они остаются вне всякого контроля со стороны еще не сложившихся корковых функциональных систем.

Пострадавший ребенок лжет или ворует не потому, что его моральные оценки смещены, его поведение объясняется тем, что непосредственные импульсы не контролируются не успевшими сложиться сложными аффективными системами, у него не сформировались обобщенные формы осмысленного интеллектуально-организованного аффекта.

В детском возрасте многие функции ЦНС находятся в стадии формирования. У взрослых они уже сложились и приняли характер стройной организации, при которой возникают огромные возможности взаимозаменяемости и переключаемости в случае нарушения функции.

Различные сроки появления дефекта определяют и своеобразие развития внутри собственно детского возраста. Так, при потере зрения в дошкольном или младшем школьном возрасте у ребенка сохраняются зрительные представления, что позволяет ему познавать мир, опираясь на сохранившиеся в памяти образы. Потеря слуха при сформировавшейся речи позволяет использовать речевой опыт для развития мышления и самой речи. Умственная отсталость, наступившая в результате распада психических функций, также дает отличную от врожденной или рано приобретенной форм картину развития ребенка.

Развитие в норме и при дизонтогенезе

Развитие психики аномальных детей подчиняется тем же основным закономерностям, которые обнаруживаются в развитии нормального ребенка. Рассмотрим общие закономерности нормативного и отклоняющегося развития.

Процесс развития — это перманентные, позитивные изменения, связанные с появлением качественных новообразований. В ходе онтогенеза происходит перестройка отношений между отдельными компонентами психики.

Психическое развитие циклично и сложно организовано во времени. Оно сочетает периоды эволюционного (постепенного) морфофункционального созревания и периоды «революционных», переломных скачков развития, связанные как с биологическими, так и социальными факторами. В отличие от сензитивных периодов, отличающихся повышенной чувствительностью отдельных функций, «революционные» периоды характеризуются существенными качественными преобразованиями, одновременно происходящими в разных физиологических системах и мозговых структурах, определяющих формирование психических процессов.

Морфофункциональные перестройки основных физиологических систем на этих этапах обусловливают напряжение гомеостатических механизмов, высокую чувствительность к факторам внешней среды. Несоответствие средовых воздействий особенностям и функциональным возможностям организма на этих этапах развития может иметь серьезные негативные последствия.

Неравномерное развитие обусловлено, с одной стороны, активным созреванием структур мозга в определенные возрастные периоды, с другой — тем, что отдельные функции развиваются на базе функций, ранее сформированных. На каждом возрастном этапе происходит перестройка связей психических функций, а развитие каждой функции зависит от того, в какую систему межфункциональных связей она включена. Периоды наиболее активного развития тех или иных компонентов психики определяются как сензитивные. Определенные обучающие воздействия оказывают наибольшее влияние на ход психического развития.

Процесс развития непрерывен и необратим. Как и генез всех живых систем, развитие психики подчинено закону целостности. Внутренними механизмами развития выступает единство процессов дифференциации (выделения в структуре формирующейся системы новых компонентов) и интеграции (объединения этих компонентов с другими).

Важнейшим в развитии психики является принцип единства эволюционирования и функционирования. Нельзя представить себе ситуацию, при которой сначала нужно дождаться момента, когда у ребенка сформируется мышление или речь, и только потом позволить ему думать и говорить.

Исключительное свойство развития человеческой психики — невозможность заранее предвидеть конечный продукт этого процесса, так как на определенном его этапе человек превращается в субъект своего развития, сам определяет направление собственной самореализации.

Развитие осуществляется в процессе предметной деятельности. На каждом этапе онтогенеза выделяется ее ведущий вид. В одних видах формируется преимущественно мотивационно-потребностная сфера психики, в других — операциональная.

Нервная система чрезвычайно пластична, на этом ее свойстве проявляется способность к компенсации. Чем меньше ребенок, тем более уязвим он в отношении вредных воздействий, но в то же время его нервная система обладает большими резервами пластичности и, следовательно, компенсаторными возможностями.

Психическое развитие невозможно вне общения. Именно в процессе общения ребенок осваивает культурно-исторический опыт человечества, что составляет сущность процесса формирования человеческого сознания. Л.С. Выготский подчеркивал единство и взаимодействие биологических и социальных факторов в процессе развития психики, но это единство имеет две особенности: во-первых, оно изменяется в процессе развития; во-вторых, имеет разный удельный вес в становлении различных психических функций. В развитии базовых, элементарных функций велика роль биологических факторов, в развитии высших психических функций — социокультурных.

Итак, общие тенденции развития нормального и аномального ребенка определяют важное условие коррекционного воздействия и механизмов компенсации: аномальный ребенок должен пройти все те же стадии онтогенетического развития, что и нормально развивающийся сверстник. Однако средства развития и его темпы будут качественно иными, а результаты работы с аномальным ребенком не будут полностью совпадать с тем, чего достигают нормально развивающиеся дети. Тем не менее, следует стремиться к тому, чтобы каждый этап возрастного развития аномального ребенка был максимально приближен к норме.

В то же время аномальное развитие имеет свои общие закономерности и особенности, в условиях дизонтогенеза они обнаруживаются как реакция процесса развития на разные неблагоприятные условия его протекания.

1. Для аномальных детей характерно замедление темпа возрастного развития, изменение сроков перехода от одной фазы к другой. Замедление может иметь устойчивый или переменный характер, затрагивать развитие психики в целом или ее отдельных сторон. Выраженность отставания не зависит напрямую от степени тяжести основного нарушения, так как опосредуется силой компенсаторных возможностей, временем и качеством оказанной ребенку помощи.

2. Специфической закономерностью является ретардация — незавершенность формирования психических функций в конкретном периоде, отсутствие инволюции ранних форм психических функций. Например, при общем недоразвитии речи ретардация выражается в длительном сохранении автономной речи (уровня, характерного для второго-третьего года жизни и затем сменяющегося нормативной речью). При этом развитие речи ребенка происходит не в результате смены автономной речи на обычную, а внутри самой автономной речи за счет накопления словаря автономных слов, т.е. фиксируется один из низших этапов развития речи.

3. У аномальных детей снижена способность к приему,переработке, хранению и использованию поступающей информации. При этом подразумеваются сохранные сенсорные системы, например зрительная у глухих. Замедление скорости переработки информации в основном происходит на уровне ассоциативных зон и зон перекрытия. Вероятно, что при разных типах отклонений в развитии имеется снижение уровня интегративности в работе мозга как неспецифической его реакции на нарушение. К таким неспецифическим компенсаторным реакциям относят общее замедление темпа протекания психических процессов, скорости переработки информации и уменьшение ее притока.

4. Общее снижение психической активности аномальных детей, прежде всего познавательной, становится причиной сужения запаса знаний и представлений об окружающем мире и себе.

5. У них наблюдается диспропорциональность между направленной и спонтанной сторонами развития. Последняя, как правило, страдает больше вследствие снижения уровня познавательной активности и затруднений научения путем подражания. Исходные недостатки в сфере спонтанного развития на ранних этапах онтогенеза тормозят темпы формирования направленного развития. Тем не ме нее, оно остается более сохранным, что позволяет опираться на него в процессе коррекционной работы.

6.Недоразвитие всех или некоторых форм предметной деятельности может носить тотальный характер или затрагивать лишь некоторые ее компоненты. Весьма частыми причинами здесь выступают незрелость мотивационной сферы, процессов целеполагания, несовершенство отдельных операций или недостатки контроля. Распространена у детей с отклонениями в развитии слабость энергетической составляющей деятельности, что нередко обусловливается астеническими состояниями.

Соответственно, недоразвитие моторики приводит к замедлению темпов формирования двигательных навыков, автоматизация которых требует много времени и усилий. Уже сформированные навыки характеризуются непрочностью и тенденцией к быстрому распаду. Недостатки в моторной сфере часто проявляются в форме двигательных стереотипии.

Ребенок с отклонениями в развитии может достичь того же или почти того же уровня результативности, что и нормально развивающийся, но усилия, которые он на это затратит, значительно больше, чем в норме. Следствием этого является увеличение нагрузки на центральную нервную систему.

Именно поэтому у лиц с отклонениями в развитии часто наблюдается невротическая симптоматика, склонность к дезадаптации и снижение фрустрационной толерантности, а также иной характер протекания возрастных кризисов. Чаще всего они наступают позже и бывают более длительны по времени. В ряде случаев они более сглажены, чем в норме, но переживаются остро и драматично, особенно в подростковом возрасте.

Всем группам детей с отклонениями в развитии свойственны нарушения в речевой практике и трудности в словесном опосредовании, разрыв между словом и действием, словом и образом. Во многих исследованиях отмечается, что при разных вариантах дизонтогенеза возникает определенная несогласованность в образной и вербальной сферах психики. Слова и образы словно бы независимы, не соотнесены друг с другом, для слова может не быть соответствующего образа, а для образа — слова.

Следующая особенность — замедление процесса формирования понятий, что напрямую связано с недоразвитием второй сигнальной системы (речи) и замедленным установлением условных связей.

Неблагополучие ребенка часто провоцирует специфическое отношение к нему со стороны родителей и окружающих. Они излишне сковывают его активность, ограничивают сферы деятельности и общения. Это дополнительно осложняет развитие ребенка, прежде всего эмоционально-волевой сферы, чревато психологическими травмами.

К числу общих проблем аномального развития относятся социальная дезадаптированность ребенка, низкий уровень протекания основных психических процессов, недостаточная сформированность мотивационно-потребностной и эмоционально-волевой сферы, моторики, произвольность психических процессов, деятельности и поведения.

Помимо общих и специфических закономерностей развития имеются особенности, характерные только для конкретного нарушения — модально-специфические. Например, у глухих детей развитие различных компонентов психики очень своеобразно: соотношение наглядно-образного и словесно-логического мышления несоразмерно, письменная речь приобретает большее значение в сравнении с устной и др.

Классификация отклонений в развитии

В отечественной и зарубежной психиатрии и патопсихологии описаны различные варианты психического дизонтогенеза, но наиболее удобной для психологического анализа считают классификацию, предложенную В.В. Лебединским, выделившим шесть основных вариантов психического дизонтогенеза.

Общее недоразвитие — тотальное недоразвитие всех психических функций. Типичная модель общего недоразвития — олигофрения, врожденная или рано, до трех-четырех лет, приобретенная умственная отсталость.

Задержанное психическое развитие — замедление темпа развития психики. Выражается в недостаточности общего запаса знаний, ограниченности представлений, незрелости мышления, преобладании игровых интересов, быстрой пресыщаемости в интеллектуальной деятельности, эмоциональной незрелости.

Поврежденное психическое развитие, связанное с перенесенными инфекциями или травмами, наследственными дегенеративными, обменными заболеваниями. В отличие от общего недоразвития здесь всегда имеется более или менее длительный период нормального развития, но в результате патогенного воздействия психические функции, уже сформировавшиеся в основном к этому времени, распадаются, регрессируют. Однако страдают различные функции неодинаково, поэтому расстройства психических сфер неоднородны и парциальны, частичны. Типичная модель — приобретенная после трех лет умственная отсталость.

Дефицитарное развитиеразвитие, связанное с первичной недостаточностью отдельных анализаторных систем: зрения, слуха, а также опорно-двигательной. Первичный дефект ведет к недоразвитию какой-то функции и замедлению развития других, связанных с пострадавшей опосредованно.

Искаженное развитие — сложное сочетание общего недоразвития, задержанного, поврежденного и ускоренного развития отдельных психических функций, приводящее к ряду качественно новых патологических образований. Наблюдается при процессуальных психических расстройствах (например, шизофрении), раннем детском аутизме.

Дисгармоническое развитие по структуре напоминает искаженное, однако здесь причиной является нетекущий болезненный процесс, а врожденная либо рано приобретенная стойкая диспропорциональность психики, преимущественно в эмоционально-волевой сфере. Моделью являются психопатии и так называемое патологическое формирование личности.

Но и в этой, наиболее приемлемой классификации есть недостатки, на что обращает внимание сам В.В. Лебединский. Например, при одном и том же заболевании могут сосуществовать различные варианты дизонтогенеза. При детском церебральном параличе, в частности, можно наблюдать как дефицитарное, так и задержанное развитие, а в отдельных случаях и общее психическое недоразвитие. При ранней детской шизофрении возможно как задержанное, так и искаженное, а в некоторых случаях и поврежденное развитие. Поэтому варианты психического дизонтогенеза предлагается рассматривать не как самостоятельные монолитные образования, а как синдромы аномального развития с выделением ведущего синдрома.

Контрольные вопросы и задания:

1. Каковы общие взаимоотношения социального и биологического плана при аномальном развитии?

2. Опишите структуру дефекта, дайте характеристику первичным, вторичным. Третичным отклонениям.

3. Охарактеризуйте параметры дизонтогенеза.

4. Охарактеризуйте нарушение межфункциональных взаимодействий в процессе аномального системогенеза.

5. Опишите общие закономерности аномального развития

6. Каковы варианты психического дизонтогеза, предложенные В.В. Лебединским?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:



Источник: studopedia.ru


Добавить комментарий