Локальный статус при циррозе печени

Локальный статус при циррозе печени

рефрактерный асцитПатологическое скопление свободной жидкости в брюшной полости, которое называется асцит (askos, греч. — мешок, сумка), относится к наиболее частому осложнению цирроза печени (ЦП) и приводит к значительному снижению качества жизни, повышению риска развития инфекционного процесса, почечной недостаточности.

 

Развитие асцита строго ассоциировано с формированием портальной гипертензии. Асцит возникает у 50 % пациентов за 10-летний период от постановки диагноза цирроза печени.

 

Развитие асцита считают неблагоприятным прогностическим признаком, так как он связан с 50 % смертностью в течение двух лет. Именно поэтому развитие рефрактерного асцита (РА) является показанием для трансплантации печени, наиболее эффективного метода лечения асцита и его осложнений.

 

Основными этиологическими факторами развития рефрактерного асцита являются:

  • портальная гипертензия различной этиологии,
  • цирроз печени различной этиологии,
  • перитонит (бактериальный, туберкулёзный, микотический, паразитарный),
  • метастатическое поражение брюшины,
  • синдром и болезнь Бадда-Киари,
  • заболевания почек, в том числе почечная недостаточность различного генеза,
  • застойная сердечная недостаточность,
  • заболевания желудочно-кишечного тракта: острый панкреатит или обострение хронического панкреатита, болезнь Уиппла,
  • гипотиреоз,
  • онкогинекология.

 

Патогенез рефрактерного асцита

 

Ведущими факторами патогенеза рефрактерного асцита являются портальная (синусоидальная) гипертония и задержка натрия и воды.

Патогенез рефрактерного асцита

 

Синусоидальная гипертония является одним из ключевых факторов в развитии асцита. Повышение синусоидного давления способствует проникновению элементов плазмы через стенку синусоида в перисинусоидальное пространство Диссе, а затем в лимфатические сосуды.

 

В условиях прогрессирования фиброза печени с трансформацией печёночной паренхимы и формированием цирроза происходит перисинусоидальное отложение коллагена, утрата проницаемости синусоидального эндотелия, капилляризация синусоидов, что приводит к снижению проницаемости эндотелия для альбумина и возникновению благоприятных условий для развития асцита.

 

В результате развивающейся узловой регенерации нарушается дренажная функция ветвей печёночных вен, что приводит к развитию постсинусоидальной блокады портального кровотока. В результате замещения паренхимы печени соединительной тканью происходит редукция внутрипечёночных разветвлений воротной вены, а вследствие повышения давления в системе воротной вены начинают функционировать естественные портокавальные анастамозы.

 

Кавальная гипертензия с образованием надпечёночного постсинусоидального блока создает дополнительные препятствия оттоку крови из печени, усугубляя нарушения портального кровообращения. Возникает порочный круг, приводящий к декомпенсации регионарной висцеральной и общей венозной гемодинамики.

 

Гиперпродукция лимфы, изменение лимфодинамики и затруднение реабсорбции асцитической жидкости способствует снижению центрального внутрисосудистого давления и перераспределению объёма циркулирующей жидкости, что приводит к депонированию плазмы крови в сосудах брюшной полости и уменьшению эффективного объёма плазмы крови.

 

В результате происходит активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), которая в дальнейшем стимулирует секрецию антидиуретического гормона гипофиза (АДГ) и альдостерона.

 

Альдостерон вызывает повышение реабсорбции натрия и воды в обмен на экскрецию ионов калия и водорода в дистальных отделах нефрона. Чрезмерная потеря калия и водорода в условиях повышенной продукции альдостерона сопровождается гипокалиемией (калий сыворотки крови < 3,5 ммоль/л), гипомагниемией (< 1,4 ммоль/л) и метаболическим алкалозом.

 

Экскреция натрия с мочой значительно снижается (<150 ммоль/сут). Несмотря на задержку натрия, у большинства больных развивается гипонатриемия (натрий сыворотки < 135 ммоль/л) в результате перехода большей части натрия в интерстициальную и асцитическую жидкость. Повышенная реабсорбция почками натрия и воды ведет к накоплению асцитической жидкости.

 

Со временем у пациентов отмечается более тяжёлая задержка натрия и может развиться рефрактерный асцит, не поддающийся лечению диуретиками. Последующие события включают задержку несвязанной воды, приводящую к гипонатриемии разведения, и почечную вазоконстрикцию, вызывающую гепаторенальный синдром.

 

Клиническая картина рефрактерного асцита

 

Рефрактерным называется асцит, который не устраняется диуретиками. Обычно лечение диуретиками считается неэффективным, если масса тела снижается менее чем на 200 г в сутки. Рефрактерный асцит возникает у 5-10 % пациентов с циррозом, поступающих в стационар с асцитом III степени.

 

Выделяют два состояния рефрактерного асцита:

  • резистентный к диуретикам асцит, который не устраняется либо быстро рецидивирует, несмотря на ограничение натрия в пище и интенсивную терапию диуретиками;
  • резистентный к диуретикам асцит, который нельзя устранить или предотвратить его быстрое рецидивирование из-за развития вызванных диуретиками осложнений, препятствующих использованию эффективной дозы диуретика.

 

Рефрактерный асцит указывает на прогрессирование заболевания печени и обычно необратим, за исключением некоторых пациентов с алкогольным циррозом и присоединением алкогольного гепатита. Рефрактерный асцит представляет собой обычную манифестацию гепаторенального синдрома II типа, критериями которого служат уровень сывороточного креатинина более 1,5 мг% и клиренс креатинина менее 40 мл/мин.

 

Пациенты с рефрактерным асцитом обычно страдают далеко зашедшим заболеванием печени и сильной задержкой натрия (натрий мочи до 10 мэкв/л) и имеют особо неблагоприятный прогноз. Однолетняя выживаемость у них составляет всего 50 %.

 

Диагностика рефрактерного асцита

 

Обследование включает определение в асцитической жидкости альбумина или общего белка, нейтрофилов, активности амилазы (при клиническом подозрении на панкреатит), бактериологическое исследование.

 

Стандартная медицинская помощь пациентам должна также включать скрининг на гепатоцеллюлярный, колоректальный рак, рак простаты, молочной железы и шейки матки. Обязательно проводят цитологическое исследование асцитической жидкости.

 

Из дополнительных методов используют УЗИ органов брюшной полости (печень, поджелудочная железа, лимфатические узлы); спленомегалия говорит в пользу портальной гипертонии. Абдоминальное УЗИ с допплерографией помогает исключить гепатоцеллюлярный рак и тромбоз воротной вены.

 

Международный клуб асцита (International Ascites Club) (согласительная конференция 1996 г., пересмотр 2003 г.) разделил асцит на три степени тяжести:

  • при I степени асцитическая жидкость определяется только при УЗИ;
  • II степени асцит — умеренный с симметричным растяжением живота;
  • III степени асцит — большой или напряженный, с заметным растяжением брюшной стенки.

 

Диагностический лапароцентез необходим всем пациентам, поступающим в стационар с асцитом, и пациентам с любыми признаками клинического ухудшения, такими как лихорадка, боль в животе, желудочно-кишечное кровотечение, печёночная энцефалопатия или артериальная гипотония, для исключения спонтанного бактериального перитонита.

 

Лечение рефрактерного асцита

 

Терапевтический лапароцентез

 

Терапевтическим называют лапароцентез с удалением большого объёма асцитической жидкости. Безопасность и превосходство (в сравнении с диуретиками) терапевтического лапароцентеза были четко продемонстрированы в рандомизированных контролируемых исследованиях.

 

Подготовка больного к лапароцентезу:

  • За 1-2 часа до пункции сделать очистительную клизму.
  • Непосредственно перед пункцией больной должен освободить мочевой пузырь.
  • По назначению врача за 15-20 мин до пункции больному ввести 1 мл 2 % раствора промедола и 0,5 мл 0,1 % раствора атропина сульфата подкожно.
  • Посадить больного в кресло или на стул так, чтобы он опирался на его спинку.
  • На колени положить клеенку, а между ног поставить таз/ведро для асцитической жидкости.
  • При тяжёлом состоянии больного по назначению врача положите его на правый бок.
  • Пункцию следует осуществлять в перевязочной или в манипуляционной с соблюдением всех правил асептики.

 

Методика выполнения лапароцентеза:

  • Больной сидит в кресле, опираясь на его спинку.
  • Кожу передней брюшной стенки обеззараживают и послойно обезболивают.
  • Прокол передней брюшной стенки при асците осуществляют по средней линии между пупком и лобком / по краю левой прямой мышцы живота.
  • В месте пункции для облегчения введения троакара скальпелем разрезают кожу длиной 0,5-1 см.
  • Троакаром вместе со стилетом при небольшом усилии прокалывают переднюю брюшную стенку.
  • Убирают из троакара стилет, и через трубку струёй вытекает асцитическая жидкость.
  • Жидкость выпускают медленно с перерывами (1 л за 5 мин) для предупреждения развития коллапса.
  • После удаления жидкости троакар вынимают, на место пункции накладывают швы и асептическую повязку.

 

Осложнения:

  • кровотечение в брюшную полость вследствие повреждения сосудов брыжейки,
  • повреждение органов брюшной полости,
  • флегмона брюшной стенки при нарушении правил асептики,
  • подкожная эмфизема,
  • выделение жидкости через пункционное отверстие.

 

Терапевтический лапароцентез обычно выполняется в качестве первичного лечения рефрактерного асцита у большинства больных. После лапароцентеза всем пациентам рекомендуется введение альбумина (6-8 г на 1 л удаленной асцитической жидкости) для профилактики нарушений кровообращения, возникающих вследствие выраженной активации РААС через 24-48 часов после процедуры.

 

Это осложнение клинически незаметно, не разрешается самостоятельно и связано с гипонатриемией, поражением почек, быстрым повторным накоплением асцитической жидкости и снижением выживаемости. Постлапароцентезное нарушение кровообращения в значительной степени может быть предотвращено введением альбумина.

 

Пациенты с рефрактерным асцитом в среднем нуждаются в лапароцентезе каждые 24 недели. Большинство больных могут получать лечение амбулаторно. Поскольку терапевтический лапароцентез лёгок в выполнении и безопасен, в большинстве центров при рефрактерном асците он рассматривается как лечение первой линии.

 

В качестве плазмозаменителя для профилактики циркуляторной дисфункции после лапароцентеза используют альбумин. Он лучше предотвращает гипонатриемию и почечную недостаточность и уменьшает рецидивы асцита, в отличие от других плазмозаменителей, при удалении более 5 л жидкости.

 

Требуется консультация диетолога для соответствующего обучения в отношении потребления соли и калорийности пищи. Для уменьшения асцита и отёков предлагается низкосолевая диета с содержанием натрия 70-90 ммоль/сут (< 2 г соли/сут). Более строгое ограничение натрия не рекомендуется, поскольку оно делает пищу невкусной и может ухудшить нутритивный статус пациента.

 

Улучшение нутритивного статуса имеет ключевое значение, поскольку у больных циррозом снижено потребление и всасывание питательных веществ, повышен расход энергии и нарушен энергетический метаболизм с усилением катаболизма.

 

Устранение рефрактерного асцита может значительно улучшить нутритивный статус пациентов, измеряемый по расходу энергии в состоянии покоя (основному обмену), общему азоту тела, жировой массе тела и потреблению пищи, у пациентов, не отвечающих на лечение, необходимо тщательно собрать лекарственный анамнез. Важно удостовериться, что пациенты не получают препараты с высоким содержанием натрия или препараты, ингибирующие экскрецию натрия и воды (например, нестероидные противовоспалительные препараты).

 

Трансъюгулярное внутрипечёночное портосистемное шунтирование

 

Трансъюгулярное внутрипечёночное портосистемное шунтирование (ТВПШ), аналогично портокавальному шунтированию бок в бок, было предложено около 20 лет назад в качестве альтернативы лапаротомическим операциям шунтирования при рефрактерном кровотечении из варикозно расширенных вен у больных циррозом.

 

Асцит возникал при повышении давления в воротной вене до 12 мм рт. ст. и более, что обусловило применение ТВПШ для лечения рефрактерного асцита. Воротная декомпрессия проводится путём установки внутрипечёночного шунта между печёночной и воротной веной с использованием трансъюгулярного доступа.

 

Данные нерандомизированных и рандомизированных исследований показали большую частоту устранения асцита при ТВПШ, по сравнению с лапароцентезом, с достижением полного эффекта в 51-79 vs 3-24 % случаев после ТВПШ и лапароцентеза соответственно. Во всех исследованиях разрешение асцита при ТВПШ достигалось быстро и значительно снизилась потребность в повторных лапароцентезах. Кроме того, отмечено улучшение качества жизни после этой процедуры.

 

Основной недостаток ТВПШ — частая обструкция сосудистого протеза (70 % за один год), что приводит к повторному накоплению асцитической жидкости у некоторых пациентов. Однако новейшие протезы с тефлоновым покрытием улучшают проходимость шунтов и снижают количество клинических рецидивов и повторных вмешательств без повышения риска энцефалопатии.

 

Другие важные побочные эффекты, связанные с ТВПШ, включают 30 % вероятность печёночной энцефалопатии, застойной сердечной недостаточности у больных с недиагностированным заболеванием сердца, гемолитической анемией и нарушениями функции печени.

 

Показания к ТВПШ нужно рассматривать в индивидуальном порядке, и, вероятно, следует ограничить эту процедуру пациентами не старше 65 лет с сохранной функцией печени (билирубин менее 3 мг%, МНО < 2, оценка по Чайлду-Пью менее 12, MELD < 18), без печёночной энцефалопатии, сердечно-лёгочных заболеваний и осумкованного асцита, которые нуждаются более чем в 3-4- пункциях в месяц или не желают подвергаться повторным лапароцентезам.

 

Противопоказаниями к ТВПШ считаются:

  • возраст старше 65 лет,
  • застойная сердечная недостаточность,
  • тяжёлая лёгочная гипертензия,
  • обструкция жёлчных путей,
  • неконтролируемая инфекция или сепсис,
  • тяжёлая коагулопатия (МНО >5),
  • центральный гепатоцеллюлярный рак,
  • печёночная энцефалопатия III или IV степени по Уэст-Хейвенским критериям и оценка по шкале Чайлда-Пью более 12 баллов.

 

Прогноз после ТВПШ представляется связанным с тяжестью основного заболевания печени. Поэтому, чтобы лучше определять, какие пациенты подвержены риску смерти после ТВПШ, были предложены две прогностические модели.

 

Наиболее используемая из них – модель, имеющая общие с MELD критерии. В этой модели МНО, уровень общего билирубина, сывороточного креатинина и этиология цирроза позволяют точно прогнозировать выживаемость (особенно через три месяца) после ТВПШ. В ней наилучшие исходы наблюдаются у пациентов с оценкой MELD <14.

 

В другой модели такие показатели, как уровень билирубина более 3 мг%, АлАТ > 100 МЕ/л, энцефалопатия до ТВПШ и ургентность ТВПШ, служат независимыми предикторами меньшей выживаемости. К сожалению, ни одна из этих моделей не была специально валидизирована у пациентов с рефрактерным асцитом.

 

Один из наиболее важных аспектов лечения всех пациентов с циррозом и асцитом – оценка возможности трансплантации печени. Так, в США приоритет распределения органов для трансплантации печени основывается на сумме баллов по Модели терминальной стадии заболевания печени (Model for End- Stage Liver Disease, MELD).

 

Эта сумма подсчитывается по уровню сывороточного билирубина, сывороточного креатинина и МНО протромбинового времени. Данная система рейтинговой оценки объективна, включает важный параметр почечной функции и прогнозирует выживаемость у больных циррозом.

 

Последние рекомендации по лечению асцита и показаниям к ТВПШ, опубликованные Американской ассоциацией исследований болезней печени, и согласительные рекомендации Международного клуба асцита гласят, что лечение рефрактерного асцита следует начинать с терапевтического лапароцентеза и плазмозаменителей.

 

В соответствии с этими руководствами возможность ТВПШ следует рассматривать у пациентов, не переносящих лапароцентез, нуждающихся более чем в трёх лапароцентезах в месяц, с противопоказаниями к лапароцентезу и оценкой по шкале Чайлду-Пью менее 12.

 

Е.В. Митина, О.С. Аришева, И.В. Гармаш

2011 г.



Источник: www.ambu03.ru


Добавить комментарий