Ауто гепатит

Ауто гепатит

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Autoantibody profiles in autoimmune hepatitis and chronic hepatitis C identifies similarities in patients with severe disease
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5330819/

Вклад автора: Амин К., Расул А.Х., Хаттем А., Аль-Карболи ТАМ, Тахер Т.Э. и Быстром J разработали эксперименты для этого исследования; Эксперименты проводились Rasool AH, Hattem A и Al-Karboly TAM; Амин К, Расул АХ, Хаттем А, Аль-Карболи ТАМ, Тахер Т.Е. и Быстром J проанализировали данные и написали рукопись.

При поддержке Фонда Брэра Хьерпштедта, Швеция.

Корреспонденция: Кава Амин, доктор философии, доцент кафедры микробиологии / иммунологии, Школы медицины, Сулейманского университета, Сулеймани 334, Ирак. kawa.amin@univsul.edu.iq

Телефон: + 964-7701958515

Чтобы определить, как профили аутоантител (Abs) перекрываются при хронической инфекции гепатита C (CHC) и аутоиммунного гепатита (AIH) и коррелируют с заболеванием печени.

Уровни антиядерного Ab, антитела с гладкой мускулатурой (SMA) и микросом-1 (LKM-1) почки / почки (LKM-1) Ab и маркеров повреждения печени были определены в сыворотке 50 пациентов с ХСН-инфекцией, 20 пациентов с АИГ и 20 здоровых контролей с использованием фермента связанный иммуносорбентный анализ и другие иммунные анализы.

Мы обнаружили, что у пациентов с АИГ было более выраженное заболевание печени, определяемое увеличением общей IgG, щелочной фосфатазы, общего количества билирубина сыворотки и сывороточных трансаминаз и значительно более высокой распространенностью трех неорганических аутоантител (ауто-абс), чем у пациентов с ХГС. Антиядерные Ab, SMA и LKM-1 Ab также присутствовали у 36% пациентов с ХГС и были связаны с тяжести заболевания. Показатели CHC, положительные для auto-Abs, были непосредственно сопоставимы с AIH в отношении большинства маркеров повреждения печени и общего IgG. Эти случаи имели более длительную продолжительность заболевания по сравнению с аутоабсорбирующими случаями, но не было никакой разницы в отношении пола, возраста или вирусной нагрузки. Случай KLM-1 + Ab CHC показал лучшее совпадение с AIH.

Уровни Auto-Ab в CHC могут быть важными маркерами тяжести заболевания, а положительные случаи имеют заболевание, подобное АМС. Auto-Abs может иметь патогенную роль, как указано повышенными маркерами повреждения печени. Будущие исследования откроют любые новые ассоциации между этими двумя заболеваниями, будь то генетические или другие.

Основной совет: этот документ призван определить, какие пациенты с хроническим гепатитом C (CHC) и аутоиммунным гепатитом (AIH) продуцируют аутоантитела. Продолжительность заболевания в ХГС связана с тяжести заболевания и аутоантител. Пациенты с тяжелой ХСН напоминают АМС.

Антитела являются жизненно важной частью иммунного ответа для распознавания и устранения инвазивных организмов. Однако, когда иммунная система дисфункциональна, у нее могут развиться антитела, которые реагируют на себя. Развитие аутоантител (ауто-абс) обычно происходит при аутоиммунном заболевании, но их индукция также может быть следствием хронической инфекции у восприимчивых людей. Определен ряд авто-абс с различной спецификой. Поскольку некоторое появление auto-Abs в плазме является специфическим заболеванием, они могут использоваться при диагностике и классификации аутоиммунных заболеваний [1-3]. Инфекция вируса гепатита С (HCV) вызывает повреждение печени, индуцируя цирроз и также может привести к гепатоцеллюлярной карциноме. Недавние исследования продемонстрировали, что вирус может быть вовлечен в потерю толерантности к самоантигенам и, таким образом, способствует развитию аутоаб. [4-6]. В частности, неорганические специфические ауто-абс (NOSA), в том числе гладкие мышцы ab (SMA), антиядерные ab (ANA) и микросомаль-1 (LKM-1) печени / почки являются общими и часто встречаются в сыворотках пациентов с хроническим HCV (CHC) [7,8]. NOSA у инфицированных HCV пациентов коррелирует с выраженностью некровоспаления, развитием фиброза, маркерами повреждения печени: аспартат-трансаминазой (АСТ) и аланиновой трансаминазой (ALT), щелочной фосфатазой (AP) и уровнями IgG [9].

Клинические и лабораторные особенности CHC иногда могут приводить к ошибочному диагнозу аутоиммунного гепатита (AIH). AIH характеризуется специфическим для печени аутоиммунным ответом, проникающими иммунными клетками, ауто-абс в кровообращении, повышенным уровнем иммуноглобулина и сывороточной трансаминазы и благоприятным ответом на иммуносупрессию [10,11]. В АИГ, ANA, SMA и LKM-1 Abs могут дифференцировать тяжесть заболевания. Существование обнаруживаемой вирусной нагрузки на гепатит С с или без циркулирующих антител, специфичных к HCV, часто может быть использовано для дифференциации CHC от AIH [12]. Эти два условия, CHC и AIH включают различные стратегии управления; хроническая инфекция HCV до недавнего времени часто лечилась интерфероном-α (IFN-α), который может провоцировать аутоиммунитет печени. В некоторых случаях инфекция HCV может развиться в AIH, предполагая, что клетки печени повреждены не только инфекцией, но и иммунной реакцией на самость [13,14]. AIH, с другой стороны, требует иммуносупрессии, лечения, которое может вызвать репликацию вируса в случаях коинфекции [11,14].

В этом исследовании мы оценили распространенность ANA, SMA и LKM-1 Abs у пациентов с ХГС и AIH и сопоставили это с маркерами заболевания печени, чтобы определить любые перекрывающиеся признаки. В исследовании оценивали тяжесть заболевания, уровни иммуноглобулина и продолжительность заболевания. Мы обнаружили, что профиль авто-АБ напрямую связан с тяжести заболевания у обеих групп пациентов и что подгруппы внутри пациентов показали значительное совпадение в отношении оцененных лабораторных маркеров.

В общей сложности 70 пациентов и 20 здоровых контролей были завербованы в течение всего этого исследования (таблица 1). К ним относятся 50 пациентов с диагнозом ХСН и 20 пациентов с АМС. Утверждение исследования было получено от Совета по этике и Канцелярии вице-президента по научным вопросам и аспирантуре Университета Сулимани. У пациентов с ХСН диагностировали положительную активность антител против HCV и оценивали их вирусную нагрузку на вирусы HCV. Пациенты с повреждением печени из-за чрезмерного потребления алкоголя, гепатотоксических препаратов или инфекций вируса иммунодефицита человека были исключены из исследования. Пациенты с диагнозом положительный результат для поверхностного антигена гепатита В также были исключены. Диагноз AIH был основан на критериях, установленных международной группой AIH. Это включает в себя преобладающее повышение сывороточной аминотрансферазы и IgG, исключение вирусного гепатита, токсическое или алкогольное повреждение печени и биопсию печени, подтверждающую инфильтрацию лимфоцитов, указывающую на аутоиммунное заболевание [15]. Некоторые пациенты впервые были диагностированы при поступлении в исследование, в то время как другие проходили лечение в течение от двух до 11 лет. Информация о возрасте и полом была зарегистрирована для каждого пациента. Контролем служили двадцать здоровых доноров крови, соответствующих гендерным и возрастным критериям.

Распределение исследовательской группы в зависимости от возраста и пола

CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; HC: вирус гепатита.

SMA, ANA и LKM-1 Ab в сыворотке анализировали с помощью иммуноферментного анализа с использованием фермента (ELISA) в соответствии с инструкциями производителя (CUSABIO, Wuhan, China). Общий IgG и IgM оценивали количественно с использованием биохимического анализа в соответствии с инструкциями производителя (VITAL Diagnostics, Puteaux, France). Сыворотку AP, ALT, AST, сывороточный альбумин и общий билирубин сыворотки (TSB) количественно определяли с использованием биохимического анализа (BIOLABO, Maizy, France).

Анализ данных выполнялся с использованием программного пакета SPSS (статистический пакет для социальных наук) версии 21. Нормальное распределение данных определялось с помощью теста D’Agostino & Pearson omnibus normality. Результаты выражаются как среднее ± SD. Статистические различия были определены тестом Дункана для множественных сравнений после анализа дисперсии. Значительные различия между группами определяли с использованием теста χ2. Значения Р менее 0,05, 0,01 или 0,001 соответственно, считались статистически значимыми на разных уровнях.

В целях обнаружения перекрывающихся признаков, сравнивающих случаи ХСН и АИГ, такие пациенты были завербованы и сыворотки собраны для анализа уровней АВ-АВ и уровней маркеров повреждения печени. Таблица 1 показывает демографию CHC-, AIH- и здоровой контрольной группы (HC). Группа CHC включала 50 пациентов (48% женщин), а средний возраст составил 33,4 ± 2,4 года. В соответствии с другими исследованиями, АИГ был более распространен среди женщин (гендерное соотношение 3: 1), когда мужчины были старше при диагнозе (47,0 ± 3,1 года). Не было выявлено существенных различий в возрасте и полом, сравнивающих пациентов и HC.

Один или несколько авто-абс были обнаружены у 36% сыворотки пациентов с ХГС (9 мужчин, 9 женщин, табл. 2). Наиболее часто встречалась реактивность для АНА (32%, 7 мужчин, 9 женщин), тогда как LKM-1 Ab обнаруживалась у 22% (4 мужчины, 7 женщин) и SMA у 8% (1 мужчина, 3 женщины). Также 20% здорового контроля были положительными для ANA (2 мужчины, 2 женщины), но не для LKM-1 или SMA. Статистический анализ с использованием теста Хи-квадрат показал, что не было существенной разницы в уровне ANA, сравнивающем контрольную группу и группу CHC. У пациентов с АИГ у 75% (3 мужчины, 12 женщин) был по крайней мере один тип аутоаб. АНА также наиболее часто обнаруживалась, 65% (3 мужчины, 10 женщин). LKM-1 Ab был идентифицирован в 9 случаях (45%), все из которых были женщинами. SMA не была обнаружена ни в одной из сывороток пациента АИГ. Статистический анализ показал значительные различия между группами пациентов с АИГ и ХГН в отношении распространенности аутобактерий (пациенты с АИГ чаще были положительными для ауто-абс, Р = 0,0031, табл. 2). Однако уровень АНА и ЛКМ-1, как правило, был самым высоким в плазме пациентов с ХГС (для уровня АНА в ХГС: 4,6 ± 2,7 пг / мл и в АИГ, 3,3 ± 1,8 пг / мл, для ЛКМ-1, уровень в CHC: 4,9 ± 2,8 и в AIH: 4,0 ± 1,4 пг / мл).

Распределение и сравнение аутоантител между хроническим гепатитом С и группой пациентов с аутоиммунным гепатитом n (%)

Обозначает значительную разницу на уровне 0,01. Статистически значимые различия были определены с использованием анализа дисперсии, за которым следовал тест Дункана. CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; HC: вирус гепатита; HCV: вирус гепатита С.

Затем мы оценили уровень IgG в сыворотке пациентов. Как и ожидалось, самый высокий уровень был обнаружен в сыворотке у пациентов с АИГ (таблица 3). Не было существенной разницы в уровне IgG, сравнивающих ХСН и АГН, но уровни были значительно выше, чем у здоровых контролей (табл. 3). Напротив, хотя и значительно выше здорового контроля, средняя концентрация IgM оставалась в пределах нормального диапазона в группах CHC и AIH. Уровень IgM пациентов с ИИГ был значительно выше, чем ХСН и HCs.

Оценка IgG и IgM и сравнение между исследовательскими группами (среднее ± SD)

Обозначает значительную разницу по сравнению с двумя другими группами, P

Все маркеры повреждения печени (AP, ALT AST и TSB), за исключением сывороточного альбумина, оцененного в сыворотке, были выше уровня HC для пациентов с AIH и пациентов с CHC (таблица 4). Однако в группе AIH уровни этих маркеров были значительно выше, чем в группе CHC (тест Дункана, P

Сравнение маркеров повреждения печени среди групп исследования (среднее ± SD)

Обозначает значительную разницу по сравнению с двумя другими группами, P

Укажите значительную разницу по сравнению с группой, указанной с помощью 1. Статистически значимые различия были определены с использованием анализа дисперсии, за которым следовал тест Дункана. CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; HC: вирус гепатита; ALB: альбумин; AP: щелочная фосфатаза; АСТ: аспарагиновая трансаминаза; TSB: общий билирубин в сыворотке; ALT: аланиновая трансаминаза.

Чтобы определить, было ли наличие ауто-абс в группе CHC связано с ухудшением прогрессирования заболевания, мы сравнили уровень маркеров повреждения печени у пациентов с ауто-абс и без них. Мы обнаружили, что продолжительность заражения в два раза больше у пациентов с ауто-абс по сравнению с отсутствием. Кроме того, у пациентов с ауто-абс были значительно более высокие уровни IgG, AP, AST, ALT и TSB (таблица 5). Этот вывод согласуется с данным предыдущим исследованием [9]. Однако возраст и пол пациентов, вирусная нагрузка, IgM и сывороточный альбумин, однако, не различались в двух подгруппах ХСН.

Сравнение различных параметров при хроническом гепатите С с аутоантителами и без них (среднее ± SD)

1,2. Обозначая значительную разницу на уровне 0,01 и 0,001 соответственно, NS указывает на несущественность. Статистически значимые различия были определены с использованием анализа дисперсии, за которым следовал тест Дункана. CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; AP: щелочная фосфатаза; АСТ: аспарагиновая трансаминаза; TSB: общий билирубин в сыворотке; ALT: аланиновая трансаминаза.

У пациентов с ХСН с ауто-абс, наибольшая продолжительность инфекции и наивысший уровень маркеров повреждения печени были непосредственно сопоставимы с пациентами АИГ (таблица 5). Эти две группы были чрезвычайно похожи в отношении уровней IgG и большинства маркеров поражения печени (таблица 6). Только уровни IgM и TSB были выше у пациентов с АИГ (P

Аутоантител положительный хронический гепатит С и аутоиммунный гепатит, сравнение различных параметров (среднее ± SD)

1,2. Обозначая значительную разницу на 0,05 и 0,01 уровне соответственно, NS указывает на не значимость. Статистически значимые различия были определены с использованием анализа дисперсии, за которым следовал тест Дункана. CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; AP: щелочная фосфатаза; АСТ: аспарагиновая трансаминаза; TSB: общий билирубин в сыворотке; ALT: аланиновая трансаминаза.

Кроме того, мы обнаружили, что LKM-1 Abs присутствует только в сыворотках женщин-пациентов в группе AIH. LKM-1 Ab положительные пациенты с АИГ часто являются молодыми самками с худшим прогнозом [16,17]. В нашем исследовании 22% пациентов с ХГС были положительными для LKM-1 Ab. Однако такая положительность была обнаружена среди мужчин и женщин (5 мужчин, 6 женщин). Важно отметить, что наш иммунологический и биохимический анализ показал, что существенных различий между этими двумя подгруппами LKM-1 + CHC и AIH в отношении IgG, AP, AST, ALT, альбумина или TSB не было. Единственное различие заключалось в концентрации IgM (табл. 7).

Сравнение между положительными пациентами с микросомальной / печеночной инфекцией 1 пациента с хроническим гепатитом С и аутоиммунными группами гепатита (среднее ± SD)

Указывает на значительную разницу на уровне 0,01, NS указывает на не значимость. Статистически значимые различия были определены с использованием анализа дисперсии, за которым следовал тест Дункана. CHC: Хронический гепатит С; AIH: аутоиммунный гепатит; AP: щелочная фосфатаза; АСТ: аспарагиновая трансаминаза; TSB: общий билирубин в сыворотке; ALT: аланиновая трансаминаза; LKM-1: микросомальный 1-й почки / почка.

В этом исследовании мы показали, что у некоторых пациентов с хронической инфекцией гепатита С (ХСН) развивается профиль ауто-АБ, аналогичный профилю АИГ. Эта группа пациентов имела более длительную продолжительность заболевания и более обширное повреждение печени, тем самым разделяя многие особенности AIH. Сравнение положительного пациента с LKM-1 Ab показало сходство между тяжелыми случаями CHC и группой AIH. Только уровни IgM различали эти две группы пациентов. Такие знания важны при интерпретации результатов биомаркера у пациентов с заболеваниями печени. Кроме того, полученные данные свидетельствуют о лежащем в основе сходства в этиологии болезни в этих случаях аутоаб-положительных пациентов с ХГС и АИГ.

Важно различать CHC и AIH, поскольку их лечение полностью отличается [18]. Таким образом, хотя авто-абс и повышенные ферменты печени могут указывать на диагноз АИГ, пациенты требуют дальнейшего исследования, чтобы исключить ХСН. При сравнении производства NOSA с пациентами с ХГС и АИГ в нашем исследовании наблюдалась значительная разница, подчеркивая общую более суровую прогрессию заболевания у пациентов с аутоиммунным заболеванием. В других исследованиях CHC 6% -41% было положительным для ANA, 5-66% для SMA и до 86% для LKM-1 Abs [12,19-22]. Существует несколько причин объяснить, почему наблюдается такое изменение уровней auto-Abs. ANA, измеренная косвенной иммунофлуоресценцией клеток Hep-2 или различными ELISA, дает переменные результаты, зависящие от используемого метода [23]. Региональные различия в распространенности аутоиммунных проявлений в ВГС могут влиять на результаты [5,24]. Кроме того, различия в уровнях ауто-абэ могут быть обусловлены местным этническим происхождением. Следовательно, у инфицированных HCV пациентов из Крит или Швеции очень немногие показали положительность для LKM-1 [25,26].

Не известно, почему 36% пациентов, инфицированных CHC в нашем исследовании, развивают ауто-абс. Повреждение печени в случаях CHC приводит к высвобождению авто-антигенов, от которых иммунная система может реагировать [27]. Как указано выше, длительность инфекции может быть одним из факторов развития ауто-абс. Тем не менее, другие исследования не смогли идентифицировать связь между продолжительностью инфекции и уровнями NOSA [9,28]. Другие факторы, такие как наличие генотипа HLR-DR3, могут быть более важными для развития Auto-Ab [29].

Известно, что АИГ вызывает повреждение печени [11]. У пациентов с ХСН с ауто-абс и давними заболеваниями было повреждение печени на том же уровне, что и случаи АИГ. Появление аутобактериальных пациентов с ХГС может показать такое высокое сходство с АИГ, что их можно неправильно диагностировать. Это особенно характерно для пациентов с внепеченочными симптомами [10,11]. Присутствие циркулирующих антител, специфичных для HCV, является главным для правильного диагноза [12]. Повреждение печени, вызванное AIH, индуцируется инфильтрированными воспалительными клетками, которые можно визуализировать с помощью биопсии печени [11]. Действительно, биопсия печени необходима для подтверждения АМС. Однако иммунные клетки присутствуют в печени, хотя и в меньшей степени также у пациентов с ХГС с аутоантителами к сыворотке [30]. Мы предполагаем, что тяжелое заболевание, наблюдаемое в AIH и CHC с помощью auto-Abs, опосредуется схожими механизмами и что авто-абс может способствовать повреждению печени в этих случаях.

Шестьдесят пять процентов пациентов с АИГ имели один из трех ауто-абс, исследованных в этом исследовании. Как сообщалось ранее, ANA была наиболее распространенной авто-Ab [9]. LKM-1 Ab является серологическим маркером для одного подтипа аутоиммунного заболевания, AIH-2, который более распространен среди подростков и молодых девушек [16,17]. В этом исследовании LKM-1 Ab был обнаружен в 45% образцов, что является необычно высокой пропорцией. Это можно объяснить тем, что исследование содержало много молодых женщин. Также возможно, что генотип, связанный с развитием антител LKM-1, более распространен в области, где были завербованы пациенты [31]. Показано, что LKM-1 распознает CYP2D7, который экспрессируется на поверхности гепатоцитов. Такое самовосприятие, уникальное для LKM-1 среди NOSA, может объяснить худшее заболевание у этих пациентов [32]. Вероятно, эпитопы в CYP2D7 имеют гомологию с белками HCV [33]. Эпитопы CYP2D6 могут индуцировать как полиреактивные В-клетки, так и Т-клетки [34]. Было высказано предположение, что полиморфизмы в гене CYP2D6 приводят к изменению аминокислотных последовательностей и более иммуногенных эпитопов [35]. Неизвестно, могут ли полиморфизмы CYP2D6 дифференцировать AIH-1 и AIH-2. Существуют, однако, и другие различия между подтипами АИГ; AIH-2 разделяет профиль антитела с аутоиммунным полиэндокринным синдромом типа 1, который вызван мутацией в гене AIRE, что приводит к нарушению толерантности [31]. В этом исследовании уровни как ANA, так и LKM-1, как правило, были выше в CHC, чем в AIH. Другие исследования выявили более высокий уровень LKM-1 в AIH-2, чем в CHC [36]. Дальнейшие исследования необходимы, чтобы объяснить, почему LKM-1 и ANA выше в сыворотке пациентов с ХГС, чем у пациентов с АИГ в этом исследовании. Высокий уровень LKM-1 Ab в CHC ранее сообщался в педиатрических когортах [37]. Как и наши результаты, LKM-1 Ab ранее сообщалось в ВГС, где титр связан с тяжести заболевания [38]. Неизвестно, существует ли какая-либо связь между пациентами с ХСН, АГН и ЛКМ-1 АБ или же эти случаи ХС более склонны к развитию АИГ. Несмотря на то, что он больше не используется, было предложено, чтобы терапия IFNα для CHC могла индуцировать аутоиммунные симптомы у лиц LKM-1 + [39].

SMA была обнаружена ни у одного из пациентов в группе AIH, которая не согласна с предыдущими исследованиями. До 70% до 80% случаев АИГ были описаны как SMA-положительные [40]. Успешное лечение наших пациентов может быть одним из объяснений отсутствия пациентов с SMA +, поскольку это связано с исчезновением сывороточных ANA и SMA [41]. Следует отметить, что серонегативность в АИГ была описана в 1% -34% случаев (в нашем исследовании 25%), подчеркивая гетерогенность этого аутоиммунного заболевания [42].

Высокие уровни IgG являются отличительной чертой AIH [43-45]. Однако в нашем исследовании не было существенной разницы в уровнях, сравнивающих AIH и CHC. В других исследованиях сообщалось о повышенном уровне IgG как у пациентов с ИАГ, так и у ХГС [38]. Уровень IgG ранее был связан с тяжести заболевания среди пациентов с хроническим HCV-инфекцией, что соответствует нашим результатам. Оба заболевания характеризуются активацией В-клеток и большим количеством плазматических клеток [6]. Мы предполагаем, что многие из этих выпущенных ауто-Abs относятся к подклассу IgG, который может объяснить повышенный уровень этих абс в сыворотке от обеих групп пациентов. Эта поликлональная активация, вероятно, происходит либо вследствие хронической стимуляции антигена, либо из-за потери иммунной регуляции [46,47]. Наш интерес проявляется в клетках Th17, которые имеют установленную патогенную функцию при аутоиммунных заболеваниях [48]. Ячейки Th17 присутствуют в печени как пациентов с AIH, так и CHC [30]. Дальнейшие исследования будут определять, могут ли эти клетки вносить вклад в активацию В-клеток или генерировать воспалительную среду, которая способствует аутоабдукции [49,50].

В заключение мы обнаружили, что AIH-ассоциированный авто-абс связан с HCV-инфекцией. Появление auto-Abs в CHC может зависеть от длительности инфекции, но оно не связано с полом, возрастом пациентов и вирусной нагрузкой на сыворотку. Auto-Abs, особенно LKM-1, в случаях CHC может иметь патогенную роль, приводящую к более тяжелой болезни, что подтверждается изменением функциональных тестов печени и увеличением общего IgG. Неизвестно, является ли аутобактериальное заболевание причиной длительной болезни или же некоторые пациенты более восприимчивы к их развитию. Мы пришли к выводу, что уровни АВ-АВ в ХГС могут быть важными маркерами тяжести заболевания и что у этих пациентов есть заболевание, подобное АМС. Будущие исследования будут распутывать любые дальнейшие ассоциации между этими двумя заболеваниями, будь то генетическими или другими.

Во всем мире 130-200 млн. Человек инфицированы гепатитом С. Хотя современные методы лечения довольно хорошо контролируют заболевание, 80% инфицированных пациентов развивают хронический гепатит С (ХСН). Неизвестно, почему у некоторых пациентов развивается более тяжелое заболевание. Аутоиммунный гепатит (АИГ) является заболеванием печени, которое имеет распространенность 10-20 / 100000 особей. Это заболевание можно контролировать с помощью иммунодепрессантов. В этой статье авторы показывают, что наличие неорганических специфических аутоантител (NOSA) как в CHC, так и в AIH связано с тяжелым заболеванием. Хотя общий CHC менее вреден для печени, чем случаи AIH, подгруппу можно определить с более тяжелой патологией. Эта подгруппа CHC определяется позитивностью микросомальной-1 (LKM-1) печени / почек.

В области аутоиммунитета недавно были разработаны новые методы лечения, а также лучшее понимание этиологии заболевания. Недавние открытия новых иммунных клеток и их дисрегуляция при аутоиммунитете увеличили знания о этиологии болезни и обеспечили перспективу развития новых методов лечения. Новые методы генома, транскриптомы и эпигемона позволили получить важную информацию об аутоиммунных ассоциациях с определенными геномными областями геномной и иммунологической гетерогенности, лежащей в основе болезни. Поскольку некоторые субпопуляции пациентов с ХГС имеют антитела, которые реагируют на себя, мы предполагаем, что анализ новых иммунных клеток и сравнение иммунных клеток у пациентов с ХГС с АГН с использованием новых геномных и эпигемных средств могут обеспечить знания, связанные с болезнями, полезные для новых будущих стратегий лечения этих пациентов.

Недавно клетки Th17 были вовлечены в развитие АМС и ответ на заражение вирусом гепатита С в печени. Хотя неизвестно, как эти клетки связывают патологию, исследования других аутоиммунных заболеваний предполагают, что клетки поддерживают образование зародышевого центра В-клеток и продуцирование аутоантител. Это может быть как путем продуцирования IL-21 клетками Th17, так и путем трансдифференцировки клеток Th17 в фолликулярные Т-клетки. Исследования показали, что полиморфизмы в гене TNFα связаны с развитием AIH. В настоящее время мы анализируем, как TNFα подавляет экспрессию Th17 клеток у пациентов с ревматоидным артритом. Будущие исследования авторов будут направлены на определение роли клеток Th17 и, возможно, TNFα в развитии аутоантител (auto-Abs) в AIH и LKM-1 + CHC.

Нынешнее исследование характеризовало иммунный ответ в CHC и AIH в гомогенных когортах пациентов. Результаты дифференцировали пациентов с ХГС и АИГ в разные подгруппы. Эти результаты открывают путь для будущих исследований иммунной клетки, опосредованной индукцией аутоиммунности в ХГС и АЯХ. Мы стремимся характеризовать иммунные клетки, присутствующие в печени и периферической крови пациентов когорты. Кроме того, будут проведены исследования широких ассоциаций генома, анализ экспрессии количественных локусов признаков и целого геномного эпигенома, чтобы лучше понять процесс аутоиммунных заболеваний, который регулирует иммунные клетки. Выводы из этих исследований будут сопоставляться с тяжести заболевания, уровнями ауто-абэ и другими маркерами заболевания печени. Важно, что полученные знания обеспечат возможность обнаружения перекрывающихся геномных / эпигеномных признаков между АИГ и подгруппой положительных пациентов с ХСН LKM-1 с тяжелым заболеванием.

В рукописи Амина и др. Сравнивается частота ауто-абс, связанная с уровнями АИГ, уровня иммуноглобулина и маркеров заболевания печени, в группах возрастных субъектов с аутоиммунным гепатитом, ХСН-инфекцией и здоровым контролем.

Источник рукописи: Незапрошенная рукопись

Тип специальности: Гастроэнтерология и гепатология

Страна происхождения: Швеция

Классификация отчета о сверстном обзоре

Класс A (Отлично): 0

Класс B (Очень хорошо): 0

Класс C (Хорошо): C

Класс D (Ярмарка): 0

Класс E (бедный): 0

Заявление институционального наблюдательного совета: Утверждение исследования было получено от Совета по этике и Управления вице-президента по научным вопросам и аспирантуре Университета Сулимани.

Конфликт интересов: авторы заявляют, что не представляют интереса.

Заключение о совместном использовании данных: если они получили письменный запрос, для научных целей авторы могли бы совместно использовать (анонимные) исходные данные, используемые в этой рукописи.

Начался экспертный обзор: 26 сентября 2016 года

Первое решение: 28 октября 2016 года

Статья в печати: 8 декабря 2016 года

P-Рецензент: Грант MD S- Издатель: Ю. J L Издатель: О’Нил М E- Издатель: Чжан FF



Источник: rupubmed.com


Добавить комментарий